Участник проекта ВОПРОС ИЗ ЗАЛА

Наталья Нестерова

Интервью с художником Натальей Нестеровой

Наталья Нестерова о работе, русском искусстве и правильных музеях современного искусства / Интервью от 2004 года

Журналист: 

Наталья Игоревна, вы живете в Москве и Нью-Йорке, почему стали жить на два города?


Наталья Нестерова:

Не знаю. Не могу объяснить. Может, потому, что там работать лучше. Я думаю, что скоро совсем переберусь в Америку.


Журналист: 

Русское искусство сейчас востребовано на Западе?


Наталья Нестерова:

Русское искусство на Западе очень мало знают. Всего несколько имен из авангарда: Гончарова, Ларионов, Малевич, Кандинский, ну и еще Кабаков. А после Кабакова – тишина.


Журналист: 

Что же мешает русскому искусству стать известным?


Наталья Нестерова:

Сейчас – ничего.


Журналист: 

Что тогда может помочь?


Наталья Нестерова:

Работать надо. Я вот просто работаю, потому что жизнь художника – это не слава и выставки, а работа. А известность зависит от кураторов, от того, что за выставки они делают, от их личного вкуса.

Журналист: 

Последнее время часто говорят, что живопись изжила себя как жанр. Как вы думаете, в чем причина подобных мнений?


Наталья Нестерова:

Время идет вперед, появились другие технологии, другие способы и производства искусства, и общения с ним. Во многом это мнение пришло из Америки, где другие пространства, требующие другого искусства. Я живу в центре Нью-Йорка и, когда выхожу на улицу, попадаю в лес домов, чувствуя себя при этом очень уверенно. А в Москве на улице мне кажется, что я нахожусь в чистом поле, так скучно и одиноко. С каждым годом в Москве остается все меньше друзей. А человеческие потери невосполнимы. Иногда так оглянешься и понимаешь, что диалог-то вести не с кем. А вообще мне слышать рассуждения о том, что живопись умирает, больно. Потому что я родилась в доме, заполненном картинами, живопись – это моя жизнь. Для меня признать, что она умерла, значит то же, что убить своих предков.


Журналист: 

Видимо, у тех, кто пророчит живописи смерть, другие воспоминания детства.


Наталья Нестерова:

Знаете, генетика – очень страшная и очень сильная вещь. Потому что то, откуда мы появились, что мы видели в первые годы жизни, навсегда остается самым главным. Я, например, очень печалюсь, что Лаврские переулки, в которых я родилась, уничтожили при постройке «Олимпийского» и в детство мне теперь никогда не вернуться. Когда на выставках современного искусства я вижу очень много отталкивающих работ, я всегда думаю, что у этих художников что-то не сложилось в детстве. Потому что как иначе объяснить, что их больше интересуют плевки и помойки, чем деревья и небо. Мимо всех этих физиологичных ужасов современного искусства я всегда прохожу, закрыв глаза.

Журналист: 

Может, просто нужна привычка?


Наталья Нестерова:

 Общение с любым искусством – это привычка. Почему у нас не любят и не знают скульптуру? Потому что у нас ее не преподают. Не учат смотреть и понимать. А искусство – это как иностранный язык: пятьдесят раз повторил, на пятьдесят первый – понял. У нас нет настоящего музея современного искусства, как центр Помпиду или МoМА (Museum of Modern Art), где можно было бы смотреть и учиться. Есть только выставки, которые проходят не там, где должны. Выставке «Москва – Берлин», на мой взгляд, все-таки не место в Историческом музее. Выставки современного искусства должны проходить в современных стенах.


Журналист: 

Но у нас нет «современных стен». Что же, не открывать выставок?


Наталья Нестерова:

Выставки, конечно, можно разместить где угодно. А вот для музея все равно будут нужны новые стены.


Журналист: 

Может, подойдет ЦДХ?


Наталья Нестерова:

Это очень немузейное здание. Нужно построить другое, более приспособленное для современных экспозиций, но при этом еще и уютное. Когда будет музей, русских художников наконец-то узнают в мире, потому что именно музеи и занимаются промоутерской деятельностью, рекламой. Сейчас в Бостоне проходит выставка «Таити Гогена», ее по всей стране рекламируют, там с утра в понедельник – толпы народу, а у нас о той же «Москва – Берлин» никто на каждом углу не кричит.


Журналист: 

Но не все же искусство можно поместить в музей?


Наталья Нестерова:

Современное искусство сейчас больше подходит для дома, потому что меняются дома, меняются интерьеры, люди меняются. Мое архаичное искусство скорее для музея, чем для дома. Дома не должны висеть проблемные вещи. Интерьер требует чего-то легкого, отвлеченного. Центром дома должен быть человек, а не картина.


Журналист: 

Но для того, чтобы попасть в музей, нужно уже быть кем-то, верно?


Наталья Нестерова:

Знаете, самое сложное, но и самое важное для художника – стать узнаваемым. Нужно придерживаться некой последовательности. Хотя все зависит от индивидуальных качеств человека, у кого-то разбрасывание превращается в стиль. Но для меня все-таки главное – узнаваемость. Это когда вы идете по большой выставке и вдруг поворачиваете голову, потому что этот художник вам знаком и он вас притягивает. У художника должен быть внутренний стержень и должно быть что-то, что он хочет сказать зрителю, причем не с натугой, а с легкостью. Русским художникам не хватает легкости. От русских всегда исходит страдание.

Журналист: 

Ну, это у нас национальная черта!


Наталья Нестерова:

Но эту национальную черту не все хотят видеть на стенах в доме. Если вы будете все время смотреть на страдание, то в какой-то момент намылите веревку. Искусство должно поднимать человеческий дух, а не разрывать душу на части.

Наталья Нестерова (1944)

Биография

Наталья Игоревна Нестерова родилась 23 апреля 1944 года в Москве, в семье архитекторов.

Нестерова - советский и российский художник-живописец, педагог, профессор. Заслуженный художник Российской Федерации (1994). Лауреат Государственной премии РФ (1999). Действительный член РАХ (2001). Член Союза художников СССР с 1969 года. Сейчас живет в Нью-Йорке.

В 1962-1968 годах она училась в Московском Государственном художественном институте имени В. И. Сурикова у известного живописца, профессора Дмитрия Жилинского. Художница много и часто выставлялась на официальных выставках. К нонконформистам никогда не принадлежала, по своей творческой ориентации ее скорее всего можно отнести к так называемому «левому МОСХу». Была популярна среди российской интеллигенции в период застоя.

Наталья Нестерова осталась одним из наиболее признанных мастеров-семидесятников. Отечество не обделило ее своими наградами и званиями: Государственная премия, премия «Триумф», звание заслуженного художника РФ, звание академика и Почетная золотая медаль Академии художеств. С 1991 года она профессор живописи Российской академии художеств. С 1988 года художница по большей части живет в США. Она участвовала в более чем шестидесяти индивидуальных и групповых выставках на родине и за рубежом.
Подобно многим мастерам поколения 1970-х, Нестерова обратилась в своем творчестве к примитиву с его характерными художественными средствами — локальным цветом, графичностью, упрощенной композицией. Вместе с тем художница творит сложную красочную поверхности, где фактурные, словно вылепленные цветом участки соседствуют с гладкими мазками. На этом экспрессивной живописном языке она рассказывает незатейливые на первый взгляд истории.
Ее картины можно обозначить как жанровые, наполненные сатирическим пафосом. Излюбленные сюжеты — праздничные и праздные гуляния, докучливый отдых на берегу моря, бесцельные прогулки по городу, бесконечная игра в карты, многочасовое сидение в кафе. Лица на ее полотнах зачастую похожи на маски, фигуры застыли в искусственных позах манекенов, вещи — в нелепых положениях. Узнаваемые и топографически достоверные городские пейзажи превращаются в фальшивое пространство, где разыгрываются с ложной многозначностью мизансцены из театра абсурда.
Работы Нестеровой хранятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском Музее, Музее искусства Востока, Музее Космонавтики, Музее Плеяды, в коллекции галерей Арт-Модерн, Московская палитра, МАРС (Москва), в 39 музеях стран СНГ, а также Музее Соломона Р. Гугенхайма (Нью-Йорк), Художественном музее (Варшава), собрании Питера Людвига (Кёльн, Аахен), Художественном музее (Сеул), Музее изящных искусств в Монреале, Художественном музее (Познань), Оклахомском Музее, Галерее Хэла Брома, Художественном музее (Таллинн), Галерее Майи Польски (Чикаго), частных собраниях в США, Европе, Америке, Азии, Эстонии.

 

Другие работы автора

Наталья Нестерова о себе (1997): «Свою жизнь я не представляю без моей работы. Она поглощает мое воображение, чувства, мысли. Я думаю о ней всегда, где бы я ни находилась, что бы ни делала, что бы со мной ни происходило в разные моменты моего существования.


Я родилась в семье архитекторов. Мой дед, Николай Иванович Нестеров, был прекрасный художник, он учился с Фальком, выставлялся с «Голубой розой». На стенах нашего дома висели его работы, в которые я уходила странствовать. Он рисовал мне, маленькой, картинки, учил меня играть и чувствовать. То, что он в меня вложил, я несу всю свою жизнь. Он дал движение моим мыслям и чувствам. Потом я начала рисовать сама, и с тех пор, как помню себя, это занятие меня не разочаровало, не утомило, и интересно, как в детстве.

Мне все время кажется, что я еще ничего не достигла; я учусь и стремлюсь к тому, что убегает и скрывается от меня. Поэтому жизнь моя подобна преследованию ускользающей нити. Может быть, в какой-то момент мне и понравится то, что я делаю, покажется, что я чего-то достигла, тогда, я думаю, моя работа закончится. А пока я или бегу, или плетусь, или несусь вслед за своими мыслями, пытаясь выразить или воплотить их на холсте. А как мне это удается – судить вам».

Фото работ из музеев

Видеозаписи с художником

 

Передача по телеканалу Культура “Главная роль”/ эфир от 23.04.2014

Ссылка: https://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20902/episode_id/983270/video_id/994033/

 

Передача “Личное время”/телеканал Россия-Культура

Ссылка: https://www.youtube.com/watch?v=Fw4qXYLyWUg